По всей стране в течение дня продолжались мирные акции протеста, в которых участвовали сотни тысяч людей. Подчеркиваю, что акции протеста проходят мирно и не имеют ничего общего с актами вандализма, совершаемыми хорошо организованными людьми, не имеющими никакого отношения к протестующим.

- Вечером в 28 самых крупных городах местными властями введен комендантский час. Судя по всему, полиция и национальная гвардия сегодня не допустят, чтобы вандалы и мародеры хозяйничали на улицах городов. Кстати, вчера только в Нью-Йорке полиция арестовала около 700 хулиганов, разбивавших витрины и грабивших магазины. Хочется надеяться, что расследование приведет к тем, кто их организовывал и ими руководил.

* Сегодня Джо Байден после перерыва в два с половиной месяца, вызванного пандемией, возобновил свою активную предвыборную кампанию в борьбе за пост президента США. Он приехал в Филадельфию, город, в котором была принята Декларация Независимости США и одобрена Конституция, и выступил там с речью, которая транслировалась основными телеканалами и затем многократно повторялась.

Хочу привести ее полный перевод. Он занял у меня время. Но, понимая, что не все читают по-английски, я хотел дать возможность как можно большему числу людей прочитать эту речь. Из нее будет яснее для всех, кто не живет в Америке, что здесь у нас происходит и почему сотни тысяч людей ежедневно выходят на улицы американских городов. Будет яснее и то, с чем идет на выборы Джо Байден.

«Я не могу дышать». «Я не могу дышать».

Последние слова Джорджа Флойда. Но они не умерли с ним. Их все еще слышат. Они звучат эхом в этой стране.

Они звучат в стране, где слишком часто только цвет вашей кожи ставит под угрозу вашу жизнь.

Они звучат в стране, где более 100,000 человек погибли из-за вируса - и 40 миллионов американцев стали безработными - с непропорциональным количеством этих смертей и потерь работы в черных и коричневых общинах.

И они звучат в стране, где каждый день миллионы людей - не в момент гибели, а в ходе жизни - говорят себе: «Я не могу дышать».

Это тревожный звонок для нашей страны. Для всех нас.

И я имею в виду всех нас. Мы не впервые слышим эти слова - это те же слова, которые мы слышали от Эрика Гарнера, когда у него отобрали жизнь шесть лет назад (Эрик Гарнер, афроамериканец, убитый полицейским в Нью-Йорке – И.А).

Но пришло время услышать эти слова. Понять их. И отвечать на них - реальными действиями.

Страна взывает к лидерству. К лидерству, которое может нас объединить. К лидерству, которое может собрать нас вместе. К лидерству, которое может распознать боль и глубокое горе сообществ, на шее которых слишком долго держали колено.

Но не может быть места насилию.

Нет места для разграбления или разрушения собственности или сжигания церквей, или для разрушения бизнесов - многие из них построены цветными людьми, которые впервые начали реализовывать свои мечты и создавать благосостояние для своих семей.

Также недопустимо, чтобы наша полиция - поклявшаяся защищать всех людей и служить всем людям - обостряла напряженность или прибегала к чрезмерному насилию.

Нам необходимо проводить различие между законными мирными протестами и прикрываемыми ими насильственными разрушениями.

И мы должны проявлять бдительность в отношении насилия, которое совершает действующий президент в отношении нашей демократии и стремления к справедливости.

Когда мирные демонстранты по распоряжению президента разгоняются у порога принадлежащего народу дома, Белого Дома – с использованием слезоточивого газа и светошумовых гранат - чтобы президент мог устроить фотосессию в благородной церкви, простите, но мы уверены, что президент больше заинтересован во власти, чем в принципах.

Больше заинтересован в служении страстям своей избирательной базы, чем потребностям людей, вверенных его заботе.

Но это именно то, чем является президентство: долгом заботиться - обо всех нас, не только о своих избирателях, не только о своих финансовых донорах, но обо всех нас.

Президент поднял вчера в руке Библию возле церкви Святого Джонса.

Если бы он открыл ее вместо того, чтобы размахивать ею, он мог бы кое-что узнать: что мы все призваны любить друг друга так же, как мы любим самих себя.

Это тяжелая работа. Но это работа для Америки.

Дональд Трамп не заинтересован в выполнении этой работы.

Вместо этого он зачищает и сметает все опоры, которые в течение долгого времени защищали нашу демократию.

Опоры, которые помогли сделать возможным путь этой страны к более совершенному союзу.

Союзу, который постоянно требует реформ и посвящению ему себя - и да, требует протестов от тех, с кем плохо обращаются, кого игнорируют, оставляют вне внимания, оставляют позади.

Но за этот союз стоит бороться, и поэтому я баллотируюсь на пост президента.

В дополнение к Библии он мог бы также открыть и Конституцию США.

Если он это сделает, он найдет там Первую поправку. Она защищает «право народа мирно собираться и ходатайствовать перед правительством о рассмотрении своих жалоб».

Мистер президент: Это Америка.

Не использовать лошадей, поднимающихся на дыбы, чтобы вытолкать мирных протестантов (конная военная полиция именно так разгоняла вчера демонстрантов в Вашингтоне – И.А). Не использовать американские вооруженные силы против американского народа. Эта страна - страна ценностей. Наша свобода слова - это заветное знание, которое живет внутри каждого американца.

Мы не позволим ни одному президенту заглушить наш голос.

Мы не позволим тем, кто видит в этом возможность сеять хаос, поднять дымовую завесу, чтобы отвлечь нас от очень реальных и законных обид, лежащих в основе этих протестов.

И мы не можем оставить это, думая, что мы потом сможем снова отвернуться и ничего не делать сейчас. Мы не можем.

Настал момент для нашей страны бороться с системным расизмом. Чтобы справиться с растущим экономическим неравенством в нашей стране. И справиться с отказом этой страны от обещаний, данных очень многим людям.

С самого начала этой предвыборной кампании я говорил, что мы сражаемся за душу этой нации. Кто мы такие. Во что мы верим. И, возможно, самое главное - кем мы хотим быть.

Это все сегодня под угрозой. Это верно сегодня более, чем когда-либо. И именно в срочности решения этой задачи мы можем найти наш путь вперед.

История этой страны учит нас тому, что в некоторые из самых мрачных наших моментов отчаяния мы добились некоторых из наших самых больших успехов.

13-я, 14-я и 15-я поправки к Конституции последовали за Гражданской войной. Величайшая экономика в истории мира выросла из Великой депрессии. Закон о гражданских правах 1964 года и Закон о правах избирателей 1965 года стали ответом на злобных собак Булла Коннора (руководитель департамента общественно безопасности штата Алабама в начале 60-х, был одним из непримиримых противников отмены расовой сегрегации и требовал ее сохранения, практиковал натравливание собак на гражданских активистов – И.А.)

Перефразируя Преподобного Барбера - в трауре мы обретаем надежду.

Это займет намного больше времени, чем требуется для того, чтобы просто сказать. Мы уже говорили раньше. У нас бывали протесты раньше.

Давайте пообещаем сделать наше время, наконец, эпохой действий, направленных на то, чтобы обратить вспять системный расизм, осуществив давно назревшие и конкретные перемены.

То, что нам нужно сделать, не будет завершено в первые 100 дней моего президентства или даже в течение всего срока моих полномочий.

Это работа для целого поколения.

Но если выполнение этой повестки дня займет время, она не должна ждать начала первых 100 дней моего председательства.

Первоначальные действия должны быть сделаны сейчас. Немедленно.

Я призываю Конгресс принять в этом месяце меры, которые станут первым шагом в этом направлении. Начиная с настоящей полицейской реформы.

У конгрессмена Джеффриса есть законопроект, запрещающий удушающие приемы. Конгресс должен положить этот законопроект на стол президента Трампа в ближайшие несколько дней.

Есть и другие меры: прекратить передачу оружия, применяемого на поле боя, полицейским силам, улучшить контроль и подотчетность, создать типовой стандарт применения силы - это также должно стать законом в этом месяце.

Больше никаких оправданий. Больше никаких задержек.

Если у Сената есть время, чтобы утверждать на судейские должности неквалифицированных кандидатов Трампа, которые будут ездить по нашей Конституции, у него есть время принять закон, который придаст истинное значение обещанию нашей Конституции «равной защиты всем со стороны закона».

Забегая вперед, скажу, что я беру на себя обязательство в первые 100 дней моего президентства создать комиссию по надзору за национальной полицией.

Я давно считаю, что нам нужна настоящая общественная полиция.

И нам нужно, чтобы каждое полицейское управление в стране провело всесторонний анализ найма на службу полицейских, их обучения и практики деэскалации.

И федеральное правительство должно предоставить им инструменты и ресурсы, необходимые для осуществления реформ.

Большинство копов отвечают самым высоким стандартам своей профессии. И тем более это означает, что с плохими полицейскими нужно бороться строго и быстро. Нам всем нужно внимательно взглянуть на культуру, которая позволяет этим бессмысленным трагедиям продолжаться.

И нам нужно учиться у городов и районов, которые делают все это правильно.

Мы знаем, однако, что для истинной справедливости в Америке нам также нужна экономическая справедливость.

Здесь тоже многое предстоит сделать.

В качестве немедленного шага Конгресс должен принять меры по устранению расового неравенства в распределении средств для восстановления в связи с пандемией COVID-19.

Я буду говорить больше о своей повестке дня об экономической справедливости и возможностях в предстоящие недели и месяцы.

Но все это начинается с здравоохранения. Доступ к здравоохранению должно быть правом человека, а не привилегией. Самый быстрый путь к всеобщему охвату здравоохранением в этой стране - это расширение Obamacare.

Мы могли бы сделать это. И мы должны это сделать.

Но этот президент - даже прямо сейчас - в разгар кризиса, вызванного пандемией, при массовой безработице хочет его (Obamacare –И.А.) уничтожить.

Ему все равно, сколько миллионов американцев пострадают - потому что он поглощен своим ослепительным эго, когда дело доходит до президента Обамы.

Президент должен отозвать свой судебный иск, направленный на то, чтобы убить Obamacare, а Конгресс должен подготовиться к тому, чтобы действовать в соответствии с моим предложением о распространении Obamacare еще на миллионы людей.

В последние несколько месяцев мы видели настоящих героев Америки. Работники здравоохранения, медсестры, водители грузовиков, работники продуктовых магазинов.

У нас есть новое название для них: важнейшие работники.

Но нам нужно делать больше, чем просто хвалить их. Мы должны заплатить им.

Потому что, если раньше это было неясно, сейчас понятно. Эта страна не была построена банкирами и руководителями Уолл-стрит. Она была построена великим американским средним классом - нашей основной рабочей силой.

Я знаю, что в стране сейчас огромный страх, неуверенность и гнев. Я понимаю это.

И я знаю, что многие американцы страдают. Страдают от потери любимого человека. Страдают от экономических трудностей. Страдают под тяжестью того, что из поколения в поколение причиняется боль меньшинствам, в частности темнокожим и коренным американцам.

Я знаю, что такое горе. Мои потери не такие, как потери, которые испытывают многие. Но я знаю, что значит чувствовать, что ты не можешь двигаться по жизни дальше.

Я знаю, что такое черная дыра горя, высасывающая все у тебя в груди.

Всего несколько дней назад исполнилось 5 лет со дня смерти моего сына Бо от рака. Все еще бывают моменты, когда боль настолько сильна, что она не отличается от того дня, когда он умер. Но я также знаю, что лучший способ перенести потерю и боль - это направить весь этот гнев и страдание на достижение цели.

И американцы знают, какова наша цель как страны. Мы руководствовались ею с самого начала.

Известна такая история. В тот день, когда Джон Кеннеди был убит, маленькая Иоланда Кинг вернулась домой из школы в Атланте и прыгнула на руки отца.

«О, папа, - сказала она, - теперь мы никогда не получим свободу».

Ее папа был умел дать надежду, был сильным и смелым.

«Не беспокойся, детка, - сказал Мартин Лютер Кинг. - Все будет хорошо».

На фоне насилия и страха доктор Кинг выстоял.

Он руководствовался своей мечтой о стране, где «рекой потечет правосудие, справедливость – потоком несохнущим!».

Затем в 1968 году ненависть убила его в Мемфисе.

За несколько дней до того, как доктор Кинг был убит, он в последний раз выступил с воскресной проповедью в Вашингтоне.

Он сказал нам, что, хотя дуга моральной вселенной длинна, она стремится к справедливости.

И мы знаем, что можем достичь этого - потому что у нас есть для этого все.. Это наша цель. Это было нашей целью с самого начала.

Стать страной, где все мужчины и женщины не только созданы равными, но и являются равными.

Стать страной по определению доктора Кинга - не только с отсутствием напряженности, но и с наличием справедливости.

Сегодня в Америке трудно поверить, что справедливость достижима. Я знаю это. И вы знаете это.

Боль свежа. Боль реальна.

Президент Соединенных Штатов должен быть частью решения, а не частью проблемы. Но наш президент сегодня является частью проблемы.

Когда он написал в Твиттере слова «Когда начинается мародерство, начинается стрельба» - это были не слова президента. Это были слова расистского шефа полиции Майами 1960-х годов.

Когда он написал в Твиттере, что протестующих «встретили бы с самыми злыми собаками ... и именно тогда люди были бы действительно сильно ранены». Это были не слова президента - именно такие слова использовал бы Булл Коннор, выпуская своих собак (см. выше пояснение о Конноре – И.А).

Американская история – это история о действиях и реакциях. Так работает история. Мы не можем быть наивными в этом.

Мне хотелось бы, конечно, сказать, что эта ненависть началась с Дональда Трампа и закончится с ним. Но это не так и не будет так. Американская история - это не сказка с гарантированным счастливым концом.

Битва за душу этой нации была постоянным напряжением на протяжении более 240 лет.

Перетягивание каната между американским идеалом о том, что мы все созданы равными, и суровой реальностью расизма давно разлучили нас. Правда состоит в том, что оба элемента являются частью американского характера.

В наших лучших проявлениях американский идеал побеждает.

Это никогда не разгром. Но это всегда бой. И битва никогда окончательно не была выиграна.

Но мы не можем игнорировать истину о том, что мы бываем в наших лучших проявлениях, когда мы открываем наши сердца, а не когда мы сжимаем кулаки. Дональд Трамп превратил нашу страну в поле битвы, раздираемое старыми обидами и новыми страхами.

Он думает, что разделение помогает ему.

Его нарциссизм стал более важным для него, чем благосостояние страны, которой он руководит.

Я прошу каждого американца взглянуть на то, где мы сейчас находимся, и по-новому подумать: кто мы такие? Кем мы хотим быть? То ли мы имеем сейчас, что мы передадим нашим детям и внукам? Страх и указание пальцем, а не надежду и стремление к счастью? Некомпетентность и тревогу? Самопоглощение и эгоизм?

Или мы хотим быть той Америкой, о которой мы знаем, что можем ею быть. Америкой, которую мы знаем в наших сердцах, которой мы могли бы быть и должны быть.

Смотрите, президентство это большая работа. Никто не делает всегда все правильно. И я тоже не буду.

Но я обещаю вам следующее. Я не буду торговать страхом и разделением. Я не буду раздувать пламя ненависти.

Я буду стремиться залечить расовые раны, которые давно преследуют эту страну, а не использовать их для политической выгоды.

Я буду делать свою работу и брать на себя ответственность. Я не буду винить других. Я никогда не забуду, что эта работа не для меня.

Эта работа для вас.

И я буду работать, чтобы не только восстановить эту страну. Но отстроить ее лучше, чем она была.

Чтобы построить лучшее будущее. Это то, что делает Америку Америкой.

Мы строим будущее. На самом деле это может быть самая американская вещь, которую можно сделать.

Мы жаждем свободы, как это делали Гарриет Табман и Фредерик Дуглас.

Мы жаждем свободных выборов так, как это сделали Сьюзен Б. Энтони, Элла Бейкер и Джон Льюис. Мы стремимся исследовать звезды, лечить болезни, сделать этот несовершенный союз настолько совершенным, насколько сможем.

Мы можем потерпеть неудачу - но в мы будем стараться делать все, что в наших силах.

Мы сталкиваемся с грозными врагами.

Они включают в себя не только коронавирус и его ужасное воздействие на нашу жизнь и наши средства к существованию, но также эгоизм и страх, которые нависли над жизнью нашей страны в течение последних трех лет.

Победа над этими врагами требует от нас выполнения нашего долга - и в этот долг входит помнить, кем мы должны быть.

Мы должны быть Америкой Франклина Рузвельта и Эйзенхауэра, Розы Паркс и Мартина Лютера Кинга, Джонаса Солка и Нила Армстронга.

Мы должны быть Америкой, которая дорожит жизнью, свободой и мужеством.

Прежде всего, мы должны быть Америкой, которая лелеет друг друга - всех и каждого.

Мы - страна, страдающая от боли, но мы не должны позволить этой боли уничтожить нас. Мы страна в ярости, но мы не можем позволить нашей ярости поглотить нас. Мы истощенная страна, но мы не позволим нашему истощению победить нас.

Как президент, я беру на себя обязательство быть лидером во всех этих вопросах и выслушать вас. Потому что я искренне верю в своем сердце, что мы можем победить. И когда мы будем наконец вместе, как Единая Америка, мы станем сильнее, чем раньше.

Так протянем руки друг к другу. Поговорим друг с другом. И, пожалуйста, пожалуйста, позаботьтесь друг о друге.

Это Соединенные Штаты Америки. И нет ничего, что мы не смогли бы сделать. Если мы сделаем это вместе».


* Знаю, что для многих в Украине это может быть важно. Богдана Вечирко, чуть не въехавшего на автоцистерне в толпу демонстрантов в воскресенье, освободили сегодня из-под стражи, но расследование в отношении того, был ли умысел в его действиях, продолжается.

Спасибо всем, кто прочитал. Берегите себя и своих близких. Берегите друг друга, помогайте друг другу. Здоровья всем.

PS Для читающих по-английски стенограмма оригинала речи Джо Байдена в первом комментарии.